Мне стыдно в этом признаться, но я не любила ходить в музеи почти всю свою сознательную жизнь. Однако все поменялось в 2013 году после лондонской выставки Пауля Клее в Tate modern. Я ходила от картины к картине и не могла напитаться цветом и музыкой, которые струились из каждого холста.
Родившись в семье музыкантов, Клее и сам получил музыкальное образование и даже работал некоторое время скрипачом. Однако живопись захватила его в большей степени и он посвятил ей свою жизнь, открывая новые пути взаимодействия цвета и формы. Поразительная тонкость в восприятии цвета, способность разбивать его на тончайшие нюансы оттенков, сохраняя при этом композиционную целостность, в моем представлении роднит его с музыкой Дебюсси. Хотя его картины и есть сама музыка.
Клее отождествлял себя с цветом. Его глаз, мне кажется, был устроен как-то по-особенному: быть может, чувство и постижение цвета было сродни японцам, которые различают в разы больше оттенков и цветов.
Лишенные явного сюжета картины ставили в тупик своими названиями, и я перестала их читать. Я просто смотрела и наслаждалась гармонией цветовых пятен и линий, точек и геометрических фигур. Меня всерьёз захватил необычный, тонкий и очень убедительный мир картин Клее. К некоторым работам я возвращалась по несколько раз, и они отчётливо впечатались в мою обычно нулевую память.
Что-то со мной в тот день произошло, и после этой выставки я стала навёрстывать упущенное, проводя огромное количество времени в музеях, галереях и выставочных залах мира. Спасибо Клее.
Автор Марина Голомидова
Поделитесь в социальных сетях: