Однажды я думала, что сексуальное насилие – это то, что происходит не с нами, не рядом, не в нашей стране. С этим можно столкнуться в фильме или в страшных новостных сводках, но никогда не было ощущения, что это так близко. Пока я не начала практиковать…

Нет, люди не приходят с запросом: «Меня изнасиловали, помогите!». Такого за 8 лет работы с клиентами ни разу не было. А вот пролетевшее в конце сессии как будто невзначай что-то вроде: «О, забыла рассказать, как-то на меня напали по дороге домой, так случился мой первый секс…» – куда чаще. И это спустя год-два терапии.

Куда страшнее слышать о групповом изнасиловании или актах нападения (да в принципе любых формах насилия) с интонацией «ничего такого не случилось».
Психика защищает как может, вытесняя травмирующие события из памяти. Но, к сожалению, вытеснение не означает освобождение. То, что остаётся в тени, продолжает влиять на жизнь, мешая строить отношения и делать себя счастливым.

К чему это я…
Который день наблюдаю за тем, как разворачивается в сети конфликт с фотографом Маратом Сафиным и девушкой, которую он однажды снимал, и которая обвиняет его в изнасиловании. И думаю: где грань между насилием и неспособностью сказать «нет»? Между реальным изнасилованием и параноидной идеей о нем? Между мягким «нет» с улыбкой, чтобы сохранить отношения и сексуальной игрой и флиртом, где имеется эта же двуликость?

Всемирная Организация Здравоохранения определяет сексуальное насилие просто:

«Любой сексуальный акт или попытка его совершить; нежелательные сексуальные замечания или заигрывания; любые действия против сексуальности человека с использованием принуждения, совершаемые любым человеком независимо от его взаимоотношений с жертвой, в любом месте, включая дом и работу, но не ограничиваясь ими»

Принуждение может осуществляться не только при помощи физической силы, но и также психологического давления, запугивания, шантажа, угроз физической расправой, увольнением с работы или отказом дать работу, которую хотят получить. Насилие может также происходить, когда человек, принуждаемый к сексу, не может дать на это своего согласия, например если он пьян, находится под действием наркотика, заснул или психически не способен оценить ситуацию.

А вот тогда вопросы на засыпку:

1. Вспоминаю подкаст на ЯндексМузыке «Истории русского секса», где в одном из выпусков бабушки рассказывают о том, как у них это было. Одна из героинь признается, что никогда не испытывала удовольствия и спала с мужем потому что «ему надо». Представим, что иногда он давил, чтобы получить своё, а она молчала и соглашалась, чтобы сохранить семью. Это насилие?

Или другая ситуация.
2. Девушка соглашается на свидание со знаменитым блогером и на первой же встрече оказывается у него дома. Нет, она этого не особо хотела, ей было просто лестно приблизиться к заезде, да и он обещал, что просто фильм посмотрят. А тут вино-домино и пошло поехало.
Это изнасилование?

3. Или так: пришёл друг семьи, а муж в командировке. Изменять не собиралась, но тут он дотронулся до коленки и возбуждение накрыло с головой. Пока могла, отталкивала и говорила, что не надо, а потом возбуждение взяла своё. Очнулась только на утро и поняла, что же я наделала. Насилие?

Как думаете?

Ирина Парфенова

Обсудить этот вопрос можно в группе https://vk.com/otmetka_by_parents?w=wall-29387459_135216

0

Автор публикации

не в сети 4 недели

lmarina

0
Комментарии: 0Публикации: 74Регистрация: 23-12-2019
Поделитесь в социальных сетях: