Интервью со священнослужителем – всегда особое. Настоятель храма св. Князя Александра Невского в Усть-Ижоре, иерей отец Сергий поведал о своей жизни и о том, почему он сделал такой выбор.

отец Сергий

– Расскажите о своих родителях, о своей семье, семейных ценностях и укладах?

– Я родился в семье священника. Отец – протоиерей Владимир Григорьевич Боднарчук, настоятель Свято-Троицкого храма г. Гулькевичи, это один из районных центров в Краснодарском крае. Мама Виктория Дмитриевна Боднарчук работает регентом церковного хора на этом приходе. Моя жена Маргарита Александровна в данный момент находится в декретном отпуске по уходу за ребенком. У нас сын – Сергей Сергеевич Боднарчук. Оба моих дедушки тоже были священниками. У меня есть крест, который носил дедушка со стороны отца, когда был молодым священником. Для меня это важная семейная реликвия. Вы ещё спрашиваете о семейных ценностях… Знаете, они, как говорят, общечеловеческие. Честность, искренность, открытость, готовность всегда помочь ближнему.

– Повлияло ли воспитание на выбор жизненного пути?

– Бог и Церковь всегда были неотъемлемой частью повседневной жизни у нас дома. Но очень важно то, что родители никогда не заставляли идти в храм, держать пост, причащаться, молиться утром и вечером. Не хочешь делать этого – не делай, твоё право. Однако было другое – был личный пример с их стороны. Это ведь самый лучший способ воспитания – личный пример. Можно сколько угодно твердить ребёнку, чтобы он читал книги, но если родители не читают, то и дети не будут. Просто я смотрел на маму с папой, их отношение к церковному служению и так складывал собственные представления о важности тех или иных явлений в нашей земной жизни.

У нас в семье не было какого-то «специального» воспитания, как можно было бы ожидать. Я ничем не отличался от своих сверстников. Когда они приходили к нам в гости, то удивлялись простоте общения моих родителей. Она явно не укладывалась в стереотипные представления о семьях священников. Воспитание, конечно, сыграло важную роль в становлении меня, как личности, но оно не было решающим при выборе жизненного пути.

– Почему Вы решили стать священнослужителем?

– Скорее, примеры дедушек и отца оказали решающее влияние. Так вышло, что дедушек я почти не помню. Но о них много рассказывали родители. Мамин отец изначально был военнослужащим, служил в ПВО, имел офицерский чин. Но он всегда хотел быть священнослужителем. Он уволился из армии, даже вышел из партии, его полгода продержали в психбольнице на принудительном лечении. Ведь не может офицер советской армии решить стать священником. Но он не сдался. Стал священником и честно нес крест своего служения до конца жизни. Тут еще нужно и о бабушке вспомнить, его супруге. Когда дедушку держали в психбольнице, ее несколько раз вызывали в Ровенский обком партии, предлагали отказаться от мужа. Взамен обещали поступление в любой вуз в Киеве и квартиру в центре. Бабушка отказалась. Такие были люди.

Папин папа много потрудился для возрождения церковной жизни в г. Бердичиве, на Украине. Умер он в сане архимандрита. Ну и, конечно, пример отца. Когда вечером звонят незнакомые люди, просят, чтобы батюшка помолился о болящем, отец оставляет свои дела, едет в храм молиться. Он нисколько не возмущается, делает это просто потому, что это его обязанность – такое поведение не может оставить равнодушным. Наверное, так можно ответить на Ваш вопрос.

– Расскажите о своей карьере. С чего всё началось?

– Извините, но слово «карьера» применительно к священнослужителям всегда казалось мне несколько неуместным. Здесь скорее уместно слово «служение». «Карьера» подразумевает стремление к карьерному росту, а у священника на первом месте должны быть мысли о служении Церкви и пастве.

Начиналось всё с Санкт-Петербургских духовных школ, которые я окончил в 2013 году. Интересно, но здесь снова есть повод вспомнить моих отца и одного из дедушек – по папиной линии. Они тоже учились в этих же стенах. Родители отца даже венчались в домовом храме семинарии. И Богу было угодно, чтобы через пятьдесят лет после них, в 2013 году, в этом же храме венчался я со своей супругой. В этом храме меня рукоположили во диакона. После окончания семинарии я служил диаконом в храме святого целителя Пантелеимона на ул. Пестеля.

– Как попали в Усть-Ижору?

– Узнал, что сюда, в храм Александра Невского, требуется штатный священник, и решил спросить отца Анатолия, согласится ли он взять меня штатным клириком. Так я и попал сюда.

– Поселок свято хранит память о Князе Александре Невском и его подвиге. Чувствуете ли Вы особую ответственность перед прихожанами храма Александра Невского?

– Конечно. Священник должен чувствовать ответственность перед всеми людьми, верующими и не верующими.

– Что, на Ваш взгляд, самое сложное в служении священника?

– Какой-то специфической сложности я Вам не назову, а скажу вот что. Самое сложное в служении священника, на мой взгляд, как и в жизни любого верующего, не быть маловерным. Маловерие – основная проблема в Церкви. Десятки тысяч людей ходят в храмы, но есть ещё очень много людей, в сердца которых мы должны достучаться.

– Спасибо большое Вам за интересный разговор!

Беседовала Марина Чибисова

5

Похожие записи

Автор публикации

Editor Sajta 95
Комментарии: 3Публикации: 85Регистрация: 26-06-2018
Поделитесь в социальных сетях: