За судьбой звёздной пары – Михаила Боярского и Ларисы Луппиан – вот уже несколько десятилетий следит весь Петербург. Последние годы супружеская чета играет совместно в двух спектаклях: “Интимная жизнь” и “Смешанные чувства”.

Они познакомились в юности, когда оба играли в театре им. Ленсовета. Когда Боярский, исполняющий роль Трубадура в спектакле “Бременские музыканты”, выбирал себе принцессу, его взгляд остановился именно на стройной светловолосой Ларисе. И с тех пор они не расставались.

Трубадур и принцесса

О том, как сплелись сценическая судьба и семейная жизнь, перед одной из репетиций нам рассказала актриса театра и кино, народная артистка России Лариса Луппиан.

– Лариса Регинальдовна, расскажите, с чего начинается обычный день семьи Боярских-Луппиан?

– Сложно сказать, каждый раз всё происходить иначе, нежели накануне. Ведь у нас работа не как у многих: с 9 до 18 – поэтому может быть уже с утра много работы, а может быть, что её нет и можно заняться домашними делами или просто поспать. Многое в нашей жизни зависит от графиков работы – у каждого из нас своё расписания. Бывает, просто невозможно предугадать, каким будет завтрашний день.

Луппиан

– Какие роли вы играете дома, в быту?

– Вы совершенно правильно подметили, что люди всегда играют друг перед другом. А мы, артисты, и подавно. Дома я – заботливая жёнушка, а Миша – добытчик. Я думаю, что для успешной жизни именно эти роли надо играть, чтобы сохранить баланс. Ведь женщина должна быть более мягкой, ласковой.


– Лариса Регинальдовна, а утверждение, что муж – голова, а жена – шея?..

– Я думаю, оно правильное. Мы, женщины, ведь как-то иначе, не силой, а житейским умом, гибкостью, хитростью умеем добиваться того, чего хотим.

– Почему вы не стали брать фамилию мужа?

– На тот момент, когда мы поженились, я уже 5 лет играла в театре. А в актёрской среде так принято: оставлять свои фамилии.


– Вы с мужем оба замечательные актёры – никогда не было чувства соперничества?

– Нет, никогда ничего подобного не было, мы даже и не обсуждали никогда этого в семье. Каждый из нас просто жил и выполнял свою работу, которая ему нравилась. Мы не делали карьеру. В моём понимании карьеристы – это люди, которые специально стремятся к славе, используют знакомства, связи и т.д. Мы никогда так не поступали, мы делали просто то, что нам предлагали, старясь жить и работать максимально честно.

– Частые отлучки супруга на гастроли и съёмки даже по сей день – как это влияет на отношения, уже укрепленные многолетним стажем?

– На мой взгляд, разлуки только укрепляют отношения. Иногда надо отдыхать друг от друга.


– Расскажите читателям, как вы познакомились с Михаилом Сергеевичем?

Трубадур и принцесса
– Думаю, что всем, по крайней мере в Санкт-Петербурге, давно известна история наших отношений. Актёрская игра в «Трубадуре и его друзьях» постепенно переросла в настоящее увлечение друг другом. А первые я увидела Мишу, когда он был абсолютно лысый: попал в переделку с друзьями, его забрали в милицию… Обрили. Я тогда ещё подумала: «Боже, что за люди учатся в театральном институте!» А потом он пришёл к нам в театр имени Ленсовета – и был уже настоящий красавец. Мы дружили, вместе играли, потом полюбили друг друга.

– Вы отмечаете годовщины знакомств, свадьбы? Что дарите друг другу?

– Вы знаете, мы не отмечаем ничего особо, часто просто забываем о датах… А когда вспоминаем и появляется возможность, то отмечаем, конечно. Не всегда есть возможность просто собраться вместе. Годовщина свадьбы у нас летом, 8 июля, и мы чаще всего на даче отмечаем.

А подарки… Миша любит крупные подарки: машины, украшения… А я обычно дарю ему что-то более простое, но нужное в повседневной жизни. Что-нибудь из одежды
Луппиан

– Что для вас ревность? В вашей семье кто ревнивец?

– Я не ревнива, а мужу просто повода не подавала. Наверное, если бы я с кем-то встречалась, то и ревность могла бы возникнуть.

– Сколько детей вы изначально планировали?

– Мы особенно не планировали, если честно. Серёжа, конечно, был у нас по плану. А потом, хотя Миша и хотел ещё детей, но я долгое время сопротивлялась. Потому что не представляла себе, как можно любить ещё одного ребенка…

– Как долго вы могли позволить себе сидеть с детьми, когда они были совсем маленькими?

– У артистов не принято брать декретный отпуск. Уже через месяц после родов я выходила на работу. В нашей профессии иначе нельзя: если тебя долго не будет, то твоё место быстро займут, и потом ты его не получишь обратно. К тому же моя работа не требовала отлучки на весь день. Думаю, любая мать может позволить себе уйти на 2-3 часа, оставив ребёнка под присмотром бабушки, например.

 

– Какое у детей было первое слово?

– Конечно же «мама» – причём у обоих (улыбается – прим. ред.). Они начали говорить рано. Я хорошо помню, как на вопрос: «Сколько тебе годиков?» – Серёжа отвечал: «Один».

 

– Какими росли ваши дочь и сын? Разные ли у них характеры?

– Да, они совершенно не похожи. Серёжа всегда был послушным, дисциплинированным ребенком, а Лиза – озорной, шаловливой, веселой девочкой.

 

– Баловали их?

– Мы и Серёжу баловали, и Лизу баловали. Любили просто очень сильно. Не позволяли, разумеется, ничего лишнего, но уделяли детям максимально много времени. В основном, конечно, я, потому что Миша всегда был  занят.

 

– Вы живёте в доме, где росла и Ксения Собчак… Ваши дети дружили?

– Да, они были очень дружны. Ксюшу часто «подкидывали» нам, когда её родители уходили на какие-то приёмы и встречи. Они и сейчас продолжают общаться, хотя, конечно, не так плотно, как раньше.

Сергей боярский с семьей
– Сергей в детстве снимался в кино. А Елизавета появилась на экране только в 16 лет. Почему так сложилось?

– Серёжа был совсем маленький, когда его снимали, и просто делал то, что ему говорили. Ребёнок ещё не в состоянии сам решить, нужно ему это или нет. Сергей в принципе не хотел быть артистом. Он пытался записывать песни – ему было лет 19-20, когда появилось это увлечение. Он даже хотел стать певцом, но как раз наступило такое время…. Шоу-бизнес требовал подписания серьёзных контрактов, артист сам по себе без директора и продюсера не мог ничего решить. А Серёже была важнее самостоятельность, поэтому в итоге он отказался от этой мысли. А вот Лизу приглашали в кино, когда она была малышкой, но она отказалась категорически.

 

– Какой это был фильм?

– Её приглашали на совместный советско-итальянский проект. Мы ходили на беседу с режиссером. Он с удовольствием её брал, ведь Лиза была очень красивой девочкой. Но она ответила: ни за что не буду. Ей было всего лет пять тогда… Я думаю, что она просто стеснялась.

Лиза Боярская

– Как же всё-таки Лиза пришла в кино? Как вы оцениваете её игру?

– Решение стать актрисой дочка приняла внезапно: мы даже не ожидали такого поворота событий, ведь Лиза сначала готовилась к журналистике. Но глядя на её успехи, мы не скрываем, что гордимся ею. Она талантлива и у неё всё получается. Так редко складывается судьба у молодых артистов, как она сложилась у Лизы.

 

– Когда Юнгвальд-Хилькевич решил снимать продолжение «Мушкетёров», не возникло ли у Елизаветы желания сыграть дочь Д’Артаньяна?

– Её приглашали на эту роль. Но Лизе не понравился сценарий и она отказалась.

 

– Как складывались отношения с мальчиками у Лизы-подростка? Когда появилась первая любовь? Как вы с супругом относились к «ухажерам» дочки?

– Не скажу, что у неё было много поклонников, но мальчики за ней заходили часто: «Здравствуйте, можно мы с Лизой пойдем погулять?» – «Пожалуйста, иди, только назад вовремя приведи». Конечно, мы присматривались, чтобы был не бандит какой… Просто знали, что это знакомые нам хорошие мальчики. А первая любовь… Лиза вообще девушка влюбчивая, поэтому сложно сейчас назвать фамилию. Конечно, это было в средней школе. Она, наверное, и сама не помнит, кто был первой любовью.

 

– Как в детстве Лиза относилась к такой особенности своей внешности, как шрам на щеке? Не комплексовала?

– Этот шрамик появился, когда Лизе было месяцев восемь. Я держала её на руках, а рядом висела стеклянная лампа. Лиза потянула за шнур, и лампа упала, рассекла её щёчку. Мы сразу повезли ребёнка в травмпункт, но врачи отказались зашивать, сказали, что рана неглубокая и затянется сама. Нет, она не комплексовала, но не могу сказать, что мы гордимся этими шрамами. Он заметен, конечно, но, как видите, дочери это не помешало.

 

– То, что Серёжа ушёл в бизнес с головой, радует родителей или огорчает? Вы разделяете его выбор?

– Я считаю, что для мужчины это очень здорово. Этим занимаются умнейшие люди, ведь бизнес – это очень рискованно, многое надо держать с уме. Мне кажется, в нашей стране занимаются бизнесом только отчаянные головы, ведь это настолько непредсказуемо и страшно… Поэтому можно только поражаться тому, как у людей это получается. Ведь намного легче просто получить зарплату и ни о чём не думать. Бизнес – это очень сложно. (Сейчас Серёжа занимается ещё и политикой – прим. ред.)

 

– Какой Михаил Боярский отец?

– Он замечательный отец, который не задумываясь кинется в огонь и воду за своих детей. У него, конечно, не было времени заниматься уроками, но иногда достаточно просто очень сильно любить. И дети знали, чувствовали, что отец их обожает.

 

– Вы много лет играете в спектакле “Смешанные чувства”.  И даже получили с премию в категории “Театр”. Стала ли эта награда знаковой для семьи Боярских-актёров или это рядовое событие, которое вскоре просто забылось?

– Конечно, было очень приятно получить знак внимания от публики. Ведь мы работаем не для себя, а для людей!

 

– Спасибо, Лариса Регинальдовна за рассказ! Желаю вам творческих успехов и благодарной публики!

 

Беседовала Марина Чибисова, 2011 год

 

0

Похожие записи

Автор публикации

не в сети 3 дня

Redaktor

Redaktor 35
Комментарии: 3Публикации: 76Регистрация: 05-02-2018
Поделитесь в социальных сетях: