Есть такие женщины, которые смело рушат мифы о предназначении и раздвигают границы всеобщего понимания о том, что ОНА должна хранить семейный очаг и воспитывать детей. История знает немало женщин-карьеристок, бизнес-леди, феминисток и т.д.

Наша героиня не относится ни к тем, ни к другим, но она действительно рушит стереотипы о женских профессиях. Про нее вполне подойдёт фраза Николая Некрасова “Есть женщины в русских селеньях… Коня на скаку остановит, в горящую избу войдет!”

При этом молодую, красивую и женственную Екатерину Миронову никогда не назовешь бабой. Она женщина. Но профессия у нее слишком мужская. Корреспондент ТИА поговорил с дальнобойщицей, 28-летней жительницей Нижнего Новгорода о самой профессии, о работе на многотонной фуре, о превратностях судьбы и дорогах. Интервью записала Алена Разумихина.

Из ветеринарного врача с высшим образованием в автослесари

Я родилась в Нижнем Новгороде, в семье водителя скорой помощи, коим был мой отец. Я единственный и любимый ребенок в семье.

В своем городе окончила Сельскохозяйственную Академию по специальности “ветеринарный врач”. Но, волею судеб, по профессии отработала один год в одной из городских клиник.

Ветеринаром стала, потому что очень люблю животных. В нашем доме всегда был зверинец: и попугаи были, и хомячки. Но вот работать с животными всё же не смогла. Морально – это не моё. Приходилось видеть всякое, делать операции. Крови не боюсь, мне жаль очень животных. И это совсем не то, чем я хотела бы заниматься. А моё – это автомобили и всё, что с ними связано.

Любовь к технике появилась еще в детстве. Мой дед – конструктор, когда на каникулы я приезжала в деревню, с большим любопытством наблюдала за его работой. Это было здорово. Потом по жизни так и велось. Опыта обращения с техникой набиралась в автосервисе, где была трудоустроена помощницей. И вот как всё начиналось.

В 17 лет я пошла учиться на права, по нашему законодательству это допустимо, если экзамен будет сдаваться после наступления совершеннолетия. Очень хотелось водить машину. Автомобиль, по моему мнению, дает человеку свободу, свободу передвижения и независимость от многих факторов.

Несмотря на то, что отец работал всю жизнь шофером, машины в нашей семье никогда не было, приходилось просить постоянно соседей, чтобы они захватили нас с собой с дачи/ на дачу. Автобусы тогда ходили плохо.

После получения прав, я купила себе первую машину, это была “Ока”. Она была очень старая и в плохом состоянии, стоила 23 000 рублей. Я тогда мало что вообще понимала в автомобилях. Все друзья и знакомые отговаривали меня от этой покупки, говорили, что я не смогу финансово потянуть эту машину, так как она разваливается на ходу.

Мне помог случай. У меня был друг, который работал в автосервисе, я рассказала ему свою историю, что купила развалюху и ничего не понимаю в машинах. Он предложил приехать и поговорить с руководством, чтобы меня пристроить к ним в сервис помощником автослесаря. Так начался мой путь в автомобильной сфере. Я поднавтырялась там, начала разбираться в транспорте. Также мои навыки помогли мне ремонтировать собственную “Оку”. Потом у меня была “семёрка”, затем купила Газель, из которой я пересела на большегруз.

Вообще лет с 14 была влюблена в грузовики, уже тогда понимала, что на легковушках ездить не хочу. Мои желания родные всерьез не воспринимали, думали, что это подростковая шутка.

Дальнобойщик – прекрасная и опасная профессия, лишенная романтизма

Вожу автомобили с 2008 года, а за рулем фуры – с 2016-го. Я водила разные грузовики: Scania, Renault, Volvo. Сегодня я управляю фурой DAF XF105. Большегруз как большегруз. Управлять ею легко, она свежая, не ломается.

Знаете, водить фуру – это тоже самое как водить легковушку, дело привычки. Просто надо приспособится к габаритам, их понимать. И тогда она становится маневренная. С парковкой и задним ходом у меня вообще проблем нет.

Но вот когда гололед – тут уже опасно. У нас нет шипованной резины, ездим на всесезонке. Из-за этого особенно сложно ехать в гору, и потом надо заранее продумывать торможение.

Вообще не чувствуется, что она тяжелая, хотя DAF, на которой я езжу, весит 20 тонн, плюс груз.

Профессионал ли я, сложно сказать. Учиться всю жизнь можно. А вот уверенность за рулем ко мне пришла через пару месяцев.

Устроиться на работу сперва было не просто. Конечно, девушка, да еще водитель фуры воспринимается как нонсенс. Я звонила по объявлениям, естественно, сразу за руль грузовика меня никто не посадил. Купила “Газель”, все начиналось с нее. Потом работала на малотоннажках.

Водить фуру училась у наставника из транспортной компании, куда устроилась на работу. Он научил особенностям управления седельным тягачом с прицепом. Вот так постепенно набиралась опыта. А потом уже найти работу стало легче.

Кстати, женщин-дальнобойщиц становится все больше. В WhatsApp у нас есть чат, который объединил таких, как я со всей России. Нас там 30 человек. Эти девушки, женщины ежедневно работают, кто на “Газелях”, кто на фурах. Иногда пересекаемся на трассах. Останавливаемся, коротенько общаемся и разъезжаемся. Так что женщина за рулем грузовика – это уже не редкость.

Никогда не знаешь, что ждет тебя в рейсе: есть коварные трассы и злые водители

Я работаю исключительно в России, за границей была лишь по туристическим путевкам. Основное направление – Сибирь. Бываю и в Центральной России.

Каким будет рейс – никогда не угадаешь. Иногда кажется, что трасса легкая, чего тут переживать. Но не тут-то было. Дорога – это лотерея.

Опасностей довольно много: это и погодные условия, и поломки в пути. Также, как и любой другой автомобиль, грузовик относится к средствам повышенной опасности, необходимо следить за ситуацией вокруг, так как маленькие машины всегда пытаются подрезать большие автомобили, а взорвавшееся колесо может послужить причиной заноса и созданию аварийной ситуации. Также зимой необходимо соблюдать дистанцию. Неоднократно коллегам на скользкой дороге приходилось уходить в кювет, чтобы избежать столкновения с внезапно тормозящими впереди идущими машинами.

По регламенту тахографа мы должны в день ехать не более 9 часов. Тяжесть рейса зависит не только от протяженности, но и от погодных условий, пробок и т.д. Можно доехать из Нижнего Новгорода в Москву (400 км) и вымотаться больше, чем от Нижнего Новгорода до Уфы (900 км). Как-то зимой я возвращалась домой с Тюмени. Весь рейс был довольно легким, а вот по возвращении в Нижегородскую область началась сильная метель, и эти 100 километров казались адом. Вставать на ночлег было нельзя, так как я бы опоздала на разгрузку.

Что касается самих автовладельцев, тут могу сказать – чем дальше от Москвы, тем они культурнее, наглости нет. А МКАД – это мрак. И подрезают, и колкости всякие отпускают, типа баба за рулем, как мартышка с гранатой. А агрессии на дороге нет, она есть в интернете, в соцсетях. Мне иногда представители сильного пола пишут различные оскорбления. Не буду их цитировать, неприятно. Я стараюсь не обращать на это внимания. Свои – коллеги – относятся по-отечески.

Приезжала в Тверь два раза. Впервые довелось побывать здесь в декабре 2017 года. Город показался мне очень уютным и спокойным. Я всегда заранее планирую свои маршруты, но иногда они разнятся с реальной обстановкой в городе. В Твери такого не было, все четко и понятно. Единственный момент, я не сразу узнала про аварийный виадук через ж/д пути на Московском шоссе, пришлось разворачиваться и делать значительный круг. Как и в большинстве городов, центр перекрыт для проезда большегрузного транспорта. Качество дорог в Твери в целом соответствует среднему показателю по России.

В рейсе я две недели, потом несколько дней отдыха и снова в дорогу. Я птица подневольная, куда скажут, туда и еду. Я не выбираю путь.

Самый длинный мой рейс длился полторы недели – это Москва – Новосибирск – Москва, проехала 7200 км.

Тонкостей в профессии очень много, как, впрочем, и в любой другой сфере. Временные рамки, соблюдение РТО (режим труда и отдыха), поломки и неисправности в пути, технологии закрепления груза и распределения нагрузки по осям, – все это и многое другое, с чем приходится сталкиваться ежедневно каждому дальнобойщику.

Тут как-то спрашивали, как я меняю колесо. Был у меня случай, рвануло колесо. Остановилась, стала его сама делать. Да, времени у меня занимает это больше, чем у мужчин, но получается же ведь! А так мир не без добрых людей, дальнобойщики помогают друг другу.

Дальнобойщик – это стиль жизни, субкультура

На Youtube у меня есть свой канал. Его цель – знакомить людей с нашей профессией и доказать, что мы хорошие люди. Работать дальнобойщиком – это здорово и ничего зазорного в этом нет. Это даже благородная профессия, которая очень затягивает, как наркотик, это определенная субкультура. Дорога – стиль жизни, и когда жизнь меняется, становится очень скучно.

Я работала в офисе, но надолго меня не хватило. От сидячего образа жизни у меня обострились многие заболевания, я, правда, постоянно болела. И не потому, что организм слабый, а потому что внутренне сильно страдала от мыслей, что занимаюсь не своим делом, что это не моё.

Когда я получила то, чего хотела, стала управлять мечтой, я поняла, что счастлива. Мои родные до сих пор не могут смириться с мыслью, что 28-летняя девушка – дальнобойщица, неоднозначно к этому относятся. Им хотелось, чтобы я чаще бывала дома, проводила с ними время, занималась хозяйством.

Я замужем, и мой муж по профессии экономист, работает в офисе. Он не понимает, как я могу этим заниматься, ему тяжело, бывает бунтует. Мы то ссоримся, то миримся, вот так и живем.

Рано или поздно мне придется оставить профессию, из-за ребенка, которого я очень хочу. Знаю дальнобойщиц, которые с собой в рейс берут детей, даже очень маленьких. Не могу дать этому оценку, но скажу так – ко всему приспосабливаешься.

С экономической точки зрения, профессия не сильно высокооплачиваемая, и это при том, с чем приходится сталкиваться на дорогах. Средняя зарплата – 60 тысяч рублей.

Конечно есть и исключения, это люди, у которых собственные грузовики, и у них прямые контракты с крупными компаниями-производителями. Они зарабатывают в разы больше, но их не так много.

Моя фура – мой дом, никого сюда не впускаю

Говорят, мой дом – моя крепость. Так и здесь, мой DAF – мой дом. Я здесь работаю, отдыхаю, ем, сплю. А потому никогда сюда не впущу чужих, вы же не впускаете к себе в спальню незнакомцев. Речь идет о попутчиках, не подбираю их на трассе, боюсь. Сразу же задумываешься, а как человек оказался на дороге, что он здесь делает, ведь в чужую голову не влезешь, какие у него мысли?

Один коллега рассказывал, как отпаивал чаем замерзшую проститутку. Кстати, таковых полно – они есть везде. У них работа такая, думаю, не от хорошей жизни. Тут никого не осуждаю.

Мошенников на трассе хватает. Наши сердобольные мужики не раз страдали от рук преступников. Ты же не будешь все документы и деньги брать с собой, если отлучился в туалет. А потом возвращаешься и на тебе – пусто, ищи свищи негодяев. А попутчика и след простыл.

Чревато останавливаться на ночлег вдоль автодорог, на островках безопасности, то есть на неохраняемых стоянках. Одурманят чем-нибудь и фуру за два счета разгрузят. И что потом делать? Только себя винить за глупость.

К счастью, со мной такого не случалось. Я останавливаюсь в проверенных местах.

Мечта

У меня есть большая мечта. Я хочу организовать свой собственный бизнес. Купить для начала одну фуру, заключать напрямую договоры с поставщиками и ездить по России, зарабатывая деньги. Буду стремиться к этому.

Мне часто в соцсетях пишут девчонки, спрашивая советов, стоит ли идти в дальнобойщицы. Я отвечаю – сначала очень хорошо подумайте, надо ли вам это, взвесить все “за” и “против”. Это затягивает, потом будет сложно уйти. И для семьи все-таки такая профессия – большой стресс.

А я продолжаю путь дальше, у каждого он свой.

Источник: сайт tvernews.ru
0

Похожие записи

Автор публикации

не в сети 8 часов

Editor Sajta

Editor Sajta 95
Комментарии: 3Публикации: 82Регистрация: 26-06-2018
Поделитесь в социальных сетях: