В книге What Do Women Want? (aнгл. «Чего хотят женщины?») писатель и журналист Дэниэл Бергнер пересматривает научные исследования и литературу по теме, опровергая привычное убеждение: женщины не созданы для множественных связей, безопасность и эмоциональная близость — самые важные факторы для женщины в сексе, и, самое главное, женщины в принципе имеют более слабую половую конституцию по сравнению с мужчинами. Это природа, а не многовековое заблуждение, убеждено общество. «Либидо женщины — его диапазон и внутренняя энергия — недооцененная и подавляемая сила даже в наше время, когда кажется, будто сексуально все запреты сняты», — пишет Бергнер.

Основой традиционного взгляда в современном мире является пока не опровергнутая теория родительских инвестиций из эволюционной биологии. Она гласит, что пол, более вовлеченный во взращивание детей (женский), будет более избирателен и придирчив в отборе ресурсного партнера, дабы обеспечить максимальные шансы потомству, в то время как менее вовлеченный в детей пол (мужской) будет стремиться повысить свои шансы на успех быть выбранным, демонстрируя ресурсы как можно большему количеству женщин. Впрочем, опровергать ее более нет необходимости: совершенно другие сдвиги общества, прежде всего в экономике и медицине, внезапно сделали «родительские инвестиции» не единственной стратегией.

Мы живем дольше, разводимся чаще, и 20-летний проект взращивания детей заканчивается к 50, в которые мы более не нянчим внуков до кладбища, а живем еще 15–20 энергичных лет. Количество сайтов знакомств для тех, кому за 50, продолжает расти, это все более активная в сексуальном плане часть общества. Согласно статистике Великобритании, 13% мужчин и женщин в возрасте от 50 до 64 никогда не были женаты и не имеют постоянной пары, и только 30% живут со своим сексуальным партнером.

Моногамия вынуждена подвинуться, чтобы как-то обозначить эти реалии. На место «и умерли в один день» постепенно приходит вполне принятая обществом «серийная моногамия». Ок, как бы соглашается общественное мнение, ну да, когда более половины браков заканчиваются разводом, отправлять на свалку стыда половину дееспособного населения странно, наверное, действительно можно иметь несколько отношений.

Но моногамность их, прежде всего со стороны женщины, по-прежнему остается нерушимым требованием.

Одно из немецких исследований взялось обозначить цену моногамии для женщин и по результатам опроса выделило следующие проблемы:

  • Для большого числа женщин, которым диагностировали «расстройство снижения сексуального интереса», потеря желания часто является результатом несовпадения либидо у сексуальных партнеров, а не ее физиологической проблемой.
  • В долгосрочных моногамных отношениях желание женщины снижается раньше, чем у мужчины.
  • Для поддержания сексуального возбуждения женщинам требуется больше новизны. В отсутствие новизны возбуждение снижается.
  • Женщины чаще становятся жертвами ревности и контролирующего поведения со стороны своего сексуального партнера.

Но даже это исследование, которое открыто рассматривает моногамию через призму феминизма, вынуждено признать: «С социокультурной точки зрения, женщины верят, что их жизненный успех — результат их романтических отношений, и посему может быть достигнут только через отношения с мужчинами <…> Мы считаем, что социум не только вынуждает женщин считать, что брак является важнейшим жизненным достижением, но и что их женская идентичность зависит от их способности выполнить роль в отношениях. Тем самым, отказываясь от традиционных моногамных отношений, женщины теряют возможность выполнить важнейшие составляющие своей роли как женщины».

Когда в 44 года я развелась, я уже проставила галочки всем своим основным женским ролям: жены и матери. Свободная женщина старше 45 — это достаточно новое явление в нашем обществе. До роли бабушки мне еще жить и жить, и, учитывая основные тенденции западного общества, она не является обязательной, да и не зависит от меня, честно говоря. Меж тем кино и литература не пестрят образами женщин около 50 среди любовных персонажей, что не мешает 80-летним Роберту Рэдфорду или Йэну Маккеллену быть в роли героев-любовников. Свободная женщина под 50 в роли героини-любовницы — не прописанная роль.

Потеря интереса к сексу — самая большая из проблем, обозначаемых женщинами. Среди массы обозначенных причин — изменения гормонального фона, прием антидепрессантов, страх беременности, усталость от детей, самореализациянеуверенность в собственной внешности. В этом списке почему-то не обозначается еще одна возможная причина: женщина просто не хочет секса с этим партнером.

«Мы не признаем, что женщины устают от моногамии раньше, чем мужчины, — пишет психотерапевт Эстер Перель. — Исследования показывают, что мужчины гораздо больше и дольше заинтересованы в сексе, и их угасание интереса более плавное. Женщины же теряют интерес раньше и резче».

Большинство исследований либидо базируются на замерах именно сексуального возбуждения (количество спонтанных эрекций, мастурбаций, прилива крови к половым органам при просмотре материалов и так далее). Однако возбуждение не равно желанию. Возможно, женская сексуальность более реактивна, то есть «откликается» на стимулы. Обеспечить прилив крови к половым органам еще не означает вызвать сексуальное желание, и в этом критическое отличие мужской и женской сексуальности. Возможно, потому и женская виагра до сих пор не изобретена, и расстройства сексуального интереса чудесным образом могут исчезать с разводом или появлением любовника.

В своей книге Untrue (англ. «Неправда») Уэнсдэй Мартин предлагает альтернативную эволюционную теорию: «Женщины эволюционировали до поиска удовольствия, женщины могут переживать множественные оргазмы, поиск удовольствия — это их биологическая задача. Клитор, единственный орган, не имеющий иной функции, кроме удовольствия, рассказывает важнейшую историю, а именно: наш пол эволюционировал, чтобы искать приключения».

Интересным является и то, что, несмотря на рост общей свободы вокруг секса и сексуальности последние десятки лет, существует совершенно противоположная тенденция в отношении к нарушению принципов моногамии. В своей книге Мартин ссылается на статистику США: в 1976 году менее половины образованных американцев считали, что измена — это всегда плохо (однако куда больше считали, что развод — это всегда плохо). В 2013 году 91% считали, что измена — это ужасно, но гораздо больше стали считать развод нормой. То есть, чем чаще женщины отказываются находиться в долгих моногамных отношениях (а женщины являются инициаторами 70% разводов в среднем и 90% разводов, если женщины обладают высшим образованием), чем больше они ищут и реализуют свободу своей сексуальности, тем жестче общество начинает относиться к изменам.

«То, как мы относимся к женщинам, отрицающим моногамию, — показатель того, как мы относимся к равенству полов», — пишет Мартин. Бросая вызов моногамии, женщины бросают вызов не только своему партнеру, а культурной норме понятия «женщина» вообще. Сферическая идеальная женщина до сих пор ожидает великой любви в чистоте помыслов, взращивает детей в асексуальном труде материнства и соблюдает верность во фригидной зрелости. Именно таковы наши «святые» образы: девственница, верная жена, мать, матриарх.

Свободная женщина с множеством партнеров, не стремящаяся к единственным постоянным отношениям и ищущая удовольствий — в самой мягкой форме, «бросает вызов обществу», остальные эпитеты известны и так. Свободная женщина, ищущая удовольствий, разрушает миф такой силы, что кое-где ей до сих пор отрезают клитор.

Источник

0

Автор публикации

не в сети 2 часа

lmarina

5
Комментарии: 0Публикации: 922Регистрация: 23-12-2019
Поделитесь в социальных сетях: