Приехала женщина из Первоуральска. Просто горе у бабы. С мужем протрахалась всю жизнь. Алкоголик запойный. Спасала, отпаивала, кодировала. Вытащила. Пока мужа вытаскивала – сына прозевала.

В техникуме “Кулинар”, что на Луначарского учился. Начал смеси курить. А че, говорит, все курили.
Скурил мозги. Начал подторговывать. Приняли на мопеде. При себе – 20 грамм расфасованного. Возбудили хранение в особо крупном.

И вот она привезла его вчера. Патлатый, дерзкий, раскайфованный. И отец рядом. И видно, что не авторитет. И вправду – бухал всю жизнь, и сказать сейчас ничего не может.

А этот блатует. Я же говорю, мозги скурил. И не отражает картины. А что-либо понимать он начнет только тогда, когда возникнет пауза – закроют, или к нам попадет. Но, когда закроют, будет уже поздно. Я посмотрел по материалам дела – реально, года четыре получит.

Я ему и родителям предложил альтернативу, и расписал весь алгоритм. Идет добровольно к нам – я пишу ходатайство следователю, что человек проходит реабилитацию, просим не терять. На все следственные действия – предоставим (всегда работает).
Пока на реабилитации – закрываем с ним несколько барыг. Еще одно ходатайство следователю от нас и от правоохранительных органов – помог, изобличил, осознал (сработает точно). И характеристика, мною подписанная. И последнее ходатайство в суд – “Если суд сочтет возможным, применить меру наказания, не связанную с лишением свободы. Фонд берет на себя обязанность довести реабилитацию до конца и вернуть обществу полноценного человека”.
Всегда принимают во внимание. Одновременно на меня ложится ответственность, и я уже не отпускаюсь.
Сотни прецедентов.

Родители поняли, а он заблатовал: «Да я лучше в тюрьму пойду!»
– Ну иди. Кто тебя держит? Просто, пока ты под подпиской и курить не перестаешь, тебя еще пару раз примут с JWH. И срок ты получишь уже другой. И так вот уедешь лет на десять, не приходя в сознание.

Вот и вся ситуация. Сын куражится. Отец молчит. Мать плачет. Полжизни убила на мужа. Остаток уйдет на сына. Сама и не жила еще. Некогда было.

И никто не сможет ей помочь.

Так-то я знаю, что нужно сделать. И еще месяц назад сделал бы. И спас бы этого дебила. И ее бы к жизни вернул. Еще месяц назад. А сейчас не стану, просто не имею права рисковать свободой нескольких человек и своей собственной, ради спасения подлого нарколыги.
И вот, он все-таки созрел. Приехал с родителями. Гриву опустил. Я направил ходатайство следователю, с просьбой не избирать меру пресечения, связанную с лишением свободы. Он потихонечку пришел в себя, расписал все что знал по Первоуральску. Стали работать.
А нарколыга, посдававший своих барыг, уже отсекает себе пути возвращения в эту движуху.
Через неделю заехал на Изоплит, пришел в спортзал – он там. Вообще другой человек. Тренировались вместе, поговорили хорошо. Через несколько дней он свалил. Причем по подлому. Еще одного человека увел. Наркотики позвали.
Я позвонил матери, и говорю: «Я писал ходатайство, я за него поручился. Если он этого не понимает, то вы должны понимать. Я сегодня же обязан написать следователю, и отозвать свое поручительство»
Мать говорит:
– Так, его же закроют!
– Даже не сомневайтесь.
Мать в слёзы:
– Понимаете, он убежал потому что у него были психологические причины!
– Это еще какие?!
– Ну, его каждый раз поднимали среди ночи, обзывали плохими словами и били!
А мне уже скучно стало разговаривать, потому что я знаю, что может мамин сын рассказать маме, чтобы она не лишила его возможности употреблять наркотики. Я положил трубку.
И вот, он мне перезванивает сам.
Я его спрашиваю: «А зачем ты мне звонишь?»
-Ну вот, я там, это…..пык, мык, учиться буду…
Я ему говорю: «Я за тебя поручился, ты меня же предал, да еще и оболгал. Не хочу с тобой разговаривать» И положил трубку.
И вот, вчера наши звонят, приехал с мамой на Изоплит. Употреблял. Фингал под глазом, и башка стряхнута. Ну, а как хотел – то? – блатная жизнь отблагодарит.
Парни говорят: «Ну, давай, расскажи при маме, кто тебя здесь хоть раз пальцем тронул?»
Молчит. Стыдно ему.
Ладно, что, попробуем еще раз.

Отлежался он, и отправили его в Быньги. Там ещё один центр, народ хороший, работы море, а он умеет рисовать и готовить. Как-то вписался.
Но суд приближается. И чем ближе суд, тем он больше ерзал. В понедельник запросился: «Можно дома поживу до суда?»
Мать приехала: «Может забрать до суда домой?»
– Ага, говорю, чтоб перед судом обожрался, и его закрыли? – нет, говорю, – дожидайтесь суда здесь.
И вот пришёл день.
Он сходил в баню, переоделся в чистое. Я написал ходатайство и поручительство, а отец Виктор с Игорем вообще на суд с ним поехали. В результате, ему дали год и шесть условно. Сейчас он вернулся в Быньги. И вот теперь с ним по-настоящему предстоит работать. Он не прост. Как только у него отляжет от задницы, он любыми способами запутает мать и попытается свалить. А ответственность на мне. Я ведь понимаю, что он торговал, это ему просто оформили хранение, чтобы не мучаться, а так-то он юный наркоторговец, и мы ему просто дали шанс. Сделаем все возможное. Таких случаев у нас за спиной – сотни.
Вот это и есть настоящая, ежедневная наша работа»

Этой истории уже восемь лет.
Он не употребляет. Мать его больше ко мне не приезжала и не звонила, и действительно, зачем, если всё нормально?

Автор:
Евгений Ройзман

#отметкародителей #вечернийчат #психология #зависимость #семья

0

Автор публикации

не в сети 4 часа

lmarina

0
Комментарии: 0Публикации: 589Регистрация: 23-12-2019
Поделитесь в социальных сетях: