30 ноября – два года со дня ухода в небо Марины Попович. Однажды мы с подругой побывали у неё в гостях. Я не осмелилась тогда писать в прессе некоторые невероятные истории, которые она рассказала. Осталась запись в диктофоне с её задорным голосом. Когда-нибудь я её обнародую…

Данное интервью – часть нашей беседы пятилетней давности, его перепечатали многие медиа.

Она дружила с Юрием Гагариным и Германом Титовым, 30 лет прожила в браке с космонавтом №4 Павлом Поповичем. В этом году – 20 лет, как замужем за генерал-майором авиации Борисом Жихоревым. Первой из женщин-лётчиц Марина Лаврентьевна преодолела звуковой барьер на истребителе МиГ-21. Её 10 рекордов были установлены за штурвалом гиганта «Антея» (Ан-22). Известная во всём мире как «Мадам Миг» установила 102 мировых рекорда, некоторые из них даже находясь «в интересном положении», налетала 5600 часов, освоив 40 типов самолётов и вертолётов. Единственная из женщин – военный лётчик-испытатель первого класса, генерал-лейтенант авиации, доктор технических наук, заслуженный мастер спорта. Живая легенда в свои годы ни минуты не сидит без дела, без общественной работы, изучает внеземные сигналы, пишет книги.

Хрущёв выбрал Терешкову

– Вы могли стать первой женщиной-космонавтом, почему же так и не слетали на орбиту?

– Да, я прошла медкомиссию в отряд космонавтов от начала до конца вместе с чемпионкой мира по парашютному спорту Ириной Соловьёвой, кандидатом технических наук, лётчицей, моей курсанткой Валентиной Пономарёвой. И вдруг я узнаю, что летит Валентина Терешкова! Я иду к Сергею Королёву, говорю: «Сергей Палыч, как же так?!» Очень мне было обидно за Валю Пономарёву, за Иру Соловьёву, за себя. Я плюнула и решила: «Гори ваш космос синим пламенем, буду летать на самолётах!»

– Правда, что вы даже голодовку объявляли?

– Да, мне было важно выяснить, почему меня забраковали. И тогда генерал Фёдоров мне сказал: «У вас дочке всего шесть лет. Пусть ваш муж слетает сначала, а вы потом…» Но я всегда хотела быть только первой. 

 И стали, но в авиации! Вы побили рекорд американки Жаклин Кокран, преодолевшей звуковой барьер. Неужели не боялись?

– Да, бедная Жаклин летала в мужском ВКК (высотном компенсирующем костюме), где не предусмотрена защита груди. На большой высоте у неё случилась разгерметизация, молочные железы раздавило, пришлось удалять. Она стала инвалидом первой группы.Мне же сшили специальный женский ВКК, и он действительно меня спас, когда я падала в штопор. На высоте 18 500 метров я начала терять сознание, чувствую, что нет сил вывести самолёт из пике. Командир кричит: «Что случилось?» «Всё нормально!» – отвечаю на последнем дыхании. – Захожу на посадку». (Марина Лаврентьевна машет руками, показывая, как она выводила самолёт из штопора.) Рекорд установлен!

 Опасную вы выбрали профессию…

– Да, рискованнее сложно придумать. В группе лётчиков-испытателей из 18 человек 16 разбились. Раньше не было сложной автоматики, многое зависело напрямую от знаний, опыта и интуиции лётчика. Которые приходилось проявлять в невероятных ситуациях: перегрузки, вибрации, преодоление звукового барьера, аэроинерционное вращение, в котором самолёт теряет управление… Давление скачет до 220, пульс 150, температура тела 39 градусов.

На первом месте – небо, затем – семья

– Говорят, Юрий Гагарин не был в восторге от ваших подвигов, считал, что место женщины на кухне. Это правда?

– Космонавты редко становятся лётчиками, а Юра очень хотел летать и даже завидовал мне, что я каждый день поднимаюсь в небо. Я ему говорю: «Ты тоже учись, станешь испытателем». И ещё Юра часто говорил моему мужу: «Везёт тебе, Пашка, у тебя жена – лётчик. Есть что дома обсудить! Ты докладываешь Марине о своих полётах?» «Да ей попробуй не доложи, она же душу вынет!» – отвечал Попович, смеясь. У Гагарина жена Валентина – простая женщина, далёкая от самолётов и ракет. А я была даже круче своего мужа, он на истребителях летал, а я уже – на «Антее». Чтобы повернуть этот гигант со взлётным весом 250 тонн, надо было выжать ногой 100 кг, а рукой 45 кг…
У меня была такая сила в руках, что однажды я одному бандиту гортань перебила…

– Зачем?

– Хотел меня ограбить на улице, сказал, чтобы я ему своё новое белое пальто отдала. Пришлось один раз стукнуть, и он захрипел. Я ему «скорую» вызвала, а сама пошла дальше. Я тогда уже полковником была.

– Марина Лаврентьевна, почти 50 лет прошло с момента гибели Юрия Гагарина, но споры идут до сих пор. Одни считают, что его нарочно убрали, чтобы он остался в памяти легендой – молодым улыбчивым парнем, кто-то верит, что его забрали инопланетяне…

–Нет, как это ни прискорбно, но Юра погиб, я видела его останки, была на похоронах. Трагедия в тот день 27 марта разворачивалась практически на моих глазах. Нам, опытным лётчикам, запрещали подниматься в небо, когда учились космонавты, они все были неопытные. Помню, как Гагарин по общей связи объявил: «Задание выполнил, зону освободил, разрешите снижение к третьему развороту». Обрадовалась, думаю, сейчас сядут, и я полечу. Как вдруг слышу: «Всем, кто на связи, прекратить разговоры и заруливать на стоянку». Я сразу поняла, что-то случилось, Гагарин и Серёгин были в зоне всего пять минут вместо 35 положенных. Я предполагаю, что Серёгину стало плохо, у него открылась старая язва, и он потерял сознание, иначе бы он обязательно справился с ситуацией – он был опытнейший пилот. А Гагарин, сидевший на месте первого пилота, растерялся. К тому же на беду в это время над аэродромом пролетел грузовой самолёт и оставил в небе огромный турбулентный след. Самолёт попал в эту яму и опрокинулся, в штопор… Очень жалко. Такие славные ребята!

– С кем из космонавтов вы дружили?

– Мы с Юрой Гагариным – земляки, оба со Смоленщины, у нас были прекрасные отношения. В Звёздном городке мы жили в одном подъезде, мы с Павлом и дочкой на четвёртом этаже, он с семьёй – на шестом. Юра – такой же холерик по темпераменту, как и я, горячий. Кстати, флегматиков в авиацию и космос не берут. В небе нужны люди с быстрой реакцией, способные к экспромту. Очень я дружила с Григорием Нелюбовым, который, кстати, долго считался космонавтом номер один, но из-за какого-то нелепого поступка его отодвинули, он страшно переживал и в 32 года трагически погиб. А с Германом Титовым мы вообще жили в одной коммунальной квартире, он более сдержанный по натуре, чем я. Кстати, звезду в созвездии Рака назвали моим именем именно по рекомендации Титова.

– Почему ваши дочери не решились пойти по вашим стопам?

– Не захотели. Всё своё детство они просмотрели в небо, ища глазами мой самолёт. Старшая Наташа как-то сказала мне: «Мама, ты вспомни, как я тебя каждый раз ждала из полётов, особенно ночных, как я висела на заборе, привязавшись ремнём… Я не хочу, чтобы мои дети так же ждали меня». Мои дочери окончили МГИМО, стали экономистами-международниками. Младшая Оксана боится летать даже на пассажирских самолётах, а вот её сын Майкл недавно прыгнул с парашютом с вертолёта с высоты 4000 м. Я была, наверное, не самой образцовой матерью, но без полётов я просто не могла жить. Небо всегда было для меня на первом месте, потом уже семья…

Дешевле выплатить страховку, чем ремонтировать самолёт

– В последнее время стали известны случаи, что пилоты пассажирских самолётов летали с купленными дипломами, не имея должного опыта… В ноябре 2013 года разбился «Боинг» в Казани…

– Да, это просто ужас! В Казани лётчик «Боинга-737» оказался по специальности штурманом, он не был обучен выходить на второй круг. Убийца! К тому же самолёт был неисправный. А что вы хотите? Закрыли санкт-петербургскую и иркутскую школы переучивания пилотов. Зато число авиакомпаний растёт, их уже 400! Есть такие, где числится всего один самолёт. Страховать пассажиров дешевле, чем ремонтировать и обслуживать самолёт. Потеря судна заложена в стоимость билетов. Это страшно и постыдно! Раньше был один «Аэрофлот» с мощной системой авиационной безопасности, там были строгий контроль, постоянные проверки.

0

Автор публикации

не в сети 17 часов

lmarina

0
Комментарии: 0Публикации: 535Регистрация: 23-12-2019
Поделитесь в социальных сетях: